Gipsy~
Я долго думала… и я знаю, где я нахожу силы.
Я помню, когда ко мне лез священник из приходской церкви. Мне не было восьми лет, я уже была без матери, а отец потихоньку спивался, и я была вынуждена побираться у церкви – потому что другие места были заняты белыми попрошайками. Не теми, что изгои, вроде маленькой меня, а из тех, что убивают детей, а затем притворяются, будто они спят у них на руках… Он звал меня к себе, и я была рада, что он просто меня не гонит, но когда он полез ко мне, я его ударила. А он ударил меня, и потребовал, чтобы «всё цыганье выгнали из города». Он был родственником кого-то из депутатов областного центра, и нас тогда всех действительно выгнали из городка. Мне ещё повезло, меня удалось пристроить к бабушке в Париж, и я даже ходила в школу. Но это не важно: важно то, что отец тогда не заступился за меня, когда я плакала и отбивалась от этого монстра.
Не заступился.
Он сказал, что «тебе не нужны защитники, ты должна сама уметь стоять за себя».
И сейчас мне двадцать лет, я хорошо окончила школу, но я не могу поступить в университет, потому что у меня нет денег и я цыганка; у нас, конечно, не запрещено цыганам учиться, но всё равно неофициально мы запрещены. Я красивая, и я не хочу выходить замуж за первого попавшегося мужика просто потому, что он мужик, поэтому меня не любят. Я ведь красивая женщина, и должна отдаваться каждому, по первому зову. Но я хотя бы действительно могу себя устроить, могу пойти на работу, даже найти место, где я смогу учиться, а как же мои друзья? Инвалид Квази, выброшенный на край социальной жизни, как же Жанчик – и цыган, и гей, как же все те несчастные, которым приходится хуже, чем мне?
Возможно, мне не нужны защитники, но я сделаю все, чтобы защитить остальных. Им-то они нужнее.
И я не хочу быть похожей на своего отца, спившегося и не отдавшего сразу единственную дочь своей матери, которая только лишь с Божьей помощью и благодаря своему доброму сердцу спасла меня.