Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:34 

Я долго думала… и я знаю, где я нахожу силы.
Я помню, когда ко мне лез священник из приходской церкви. Мне не было восьми лет, я уже была без матери, а отец потихоньку спивался, и я была вынуждена побираться у церкви – потому что другие места были заняты белыми попрошайками. Не теми, что изгои, вроде маленькой меня, а из тех, что убивают детей, а затем притворяются, будто они спят у них на руках… Он звал меня к себе, и я была рада, что он просто меня не гонит, но когда он полез ко мне, я его ударила. А он ударил меня, и потребовал, чтобы «всё цыганье выгнали из города». Он был родственником кого-то из депутатов областного центра, и нас тогда всех действительно выгнали из городка. Мне ещё повезло, меня удалось пристроить к бабушке в Париж, и я даже ходила в школу. Но это не важно: важно то, что отец тогда не заступился за меня, когда я плакала и отбивалась от этого монстра.
Не заступился.
Он сказал, что «тебе не нужны защитники, ты должна сама уметь стоять за себя».
И сейчас мне двадцать лет, я хорошо окончила школу, но я не могу поступить в университет, потому что у меня нет денег и я цыганка; у нас, конечно, не запрещено цыганам учиться, но всё равно неофициально мы запрещены. Я красивая, и я не хочу выходить замуж за первого попавшегося мужика просто потому, что он мужик, поэтому меня не любят. Я ведь красивая женщина, и должна отдаваться каждому, по первому зову. Но я хотя бы действительно могу себя устроить, могу пойти на работу, даже найти место, где я смогу учиться, а как же мои друзья? Инвалид Квази, выброшенный на край социальной жизни, как же Жанчик – и цыган, и гей, как же все те несчастные, которым приходится хуже, чем мне?
Возможно, мне не нужны защитники, но я сделаю все, чтобы защитить остальных. Им-то они нужнее.
И я не хочу быть похожей на своего отца, спившегося и не отдавшего сразу единственную дочь своей матери, которая только лишь с Божьей помощью и благодаря своему доброму сердцу спасла меня.

23:34 

Жанчик, добрая душа, наконец-то привёл к нам своего парня. Славный мальчик, очень пугливый только. Очень застенчивый. Заикаясь, говорил, что восхищается мной и спрашивал, где я нахожу только силы для борьбы. Я ему сказала, что они есть и у него, просто надо заглянуть в себя.
Жанчик сказал, что он заглянул и оказался очень сильным: даже ушёл из дома. Я сказала, что не считаю это силой, но потом, когда я узнала, что его отказались принимать как своего сына за то, что он гей, взяла свои слова обратно.
Я не знаю, как так можно. Как можно отказываться от своего ребёнка. Я очень хочу детей, когда-нибудь, в будущем, если смогу наконец-то обрести хотя бы свой угол и жить в спокойствии, и я не понимаю, как можно выкидывать своего ребёнка. Оставлять его одного.
Богородица, ведь это даже не заразно…

23:33 

Я держалась сегодня молодцом, даже нашла какую-то работу. Наших там нету, хотя, казалось бы, поденщики, но святой отец в этой церкви был так добр, что разрешил мне убираться у них, и даже за те же деньги, что получают европейцы. Он даже не стал называть меня язычницей, просто просил надевать на работу строгое платье. Это и понятно, всё-таки церковь.
Богородица, я знаю, ты была хорошей женщиной. Пожалуйста, пусть таких людей, как святой отец, будет больше.

23:33 

Сегодня на площади избили Квази. Просто так. Без всякой причины.
У меня с утра было тревожное чувство, и – я не знаю, кого за это благодарить, какого бога, но я оказалась вовремя. Когда пятеро мужиков лезут драться с девушкой, это отвратительно, но я хотя бы могу дать сдачи, а Квази нет.
Бедный, он сидит и плачет, не хочет никуда выходить. До бешенства доводит человеческий шовинизм.
Правда, до бешенства. Потому что иначе хочется выть от отчаяния, а я не могу, не имею права.
Надо скорей выздоравливать.

23:33 

Второй день усталость меня не отпускает; должно быть, заболеваю. Это очень неудобно, особенно на чужой территории. Ребята такие славные, помогают, чем могут, а им и не могу ничем ответить. Нехорошо это. Надо выздороветь.
Пока же пью какую-то панацею Квази и читаю статьи в Интернете. Я, конечно, привыкла к мысли, что если ты девушка, не европейка и не готова подстилаться под любого мужика, то жить тебе и не зачем, но, Богородица, руки трясет от этой дикости.
И это я ещё от того же «автора» о Геях и инвалидах не читала. Жан просвещает, на эту тему тоже у него много чего интересного понаписано…
А самое страшное, что это ведь кто-то поддерживает. ЭТО – выкладывают в передовицу сайта.
Как же страшно, Господи. Как же больно и страшно.

23:22 

Ребята, огромное вам спасибо! Простите, что давно не писала – мы с Джали искали, куда приткнуться. Не буду писать про все приключения, что со мной случились в эти дни, но пока у нас есть даже свой угол. Жанчик, огромное спасибо тебе за помощь – и за то, что тащил почти избитую тушу на себе вплоть до Двора Чудес. (оффтопом: да, было и такое. говорю же, тяжелые дни)
Измоталась морально и физически. Надо, конечно, себя как-то мобилизовать, но действительно нет никаких сил.
Кстати, ребят, пока не ушла – если у вас есть какие-нибудь свободные вакансии, куда берут цыган, то, пожалуйста (ПОЖАЛУЙСТА) сообщите мне, а? Денег до конца месяца, конечно, хватит, но дальше, боюсь, будет сложно…

...

главная